Республики дынь и хлопка засомневались в европейской любви, да и Китаю изменять боязно

13:32 11.06.2024
0 11
Республики дынь и хлопка засомневались в европейской любви, да и Китаю изменять боязно

Фото: AP/TAСС

Во всем мире с нетерпением ждали итогов выборов в Европарламент, которые могут предопределить новый ход событий не только в Европе. Предполагалось (и частично оправдалось), что по их результатам усилят позиции представители правых партий и ослабнут позиции левых, которые играли ключевую роль в продвижении либеральной внешней политики.

В этом отношении не являются исключением и страны Средней Азии, где возможные перемены в отношении Брюсселя к региону сейчас самые обсуждаемые. По этому поводу высказываются авторитетные западные и среднеазиатские эксперты, а также политики. Причин тому несколько.

Находясь между двумя крупными державами, Россией и Китаем, с появлением там ЕС и США страны региона осуществляли так называемую многовекторную внешнюю политику маневрировании между старыми и новыми центрами силы.

При этом они рассматривали ЕС как «зеркало», в котором хотели увидеть свою новую развивающуюся идентичность, даже несмотря на то, что Брюссель, в отличие от других игроков, часто вел себя не столько активно и даже нейтрально, выставляя на первый план проблемы в области прав человека, верховенство закона и эффективного управления.

Более широкое экономическое сотрудничество со странами региона ЕС не вел даже в вопросах экспорта энергии. Такая стратегия объяснялась во многом нестабильностью в соседнем Афганистане после вывода оттуда войск НАТО, и все дискуссии фокусировались на безопасности и на связывании политики Европы в Средней Азии с её политикой в Афганистане.

И только потом ЕС стал смотреть на Среднюю Азию в контексте напряженности между Россией и Европой и проявлять заметный геополитический интерес. Кстати отметим, что именно Брюссель пытался продвигать в этом регионе инициативу регионального альянса через интеграцию, но с целью оторвать регион от России, а в случае чего иметь возможность запустить там внутренние процессы, направленные на переориентацию стран региона даже через дестабилизацию общественно-политической обстановки.

В той связи саудовское издание Asharq Al-Awsat предполагает, что после выборов в Европарламент остановится не только процесс расширения ЕС, но и будет заморожен проект содействия в государственном строительстве в странах Средней Азии, «призванный охватить и стабилизировать „возрожденные“ страны после распада Советского Союза».

Связано это с тем, что в геополитике сама Европа окружена «огненным поясом», отражающим два открытых конфликта: на Украине и в Газе и Ливане, что будет усиливать остроту кризиса в ЕС. А результаты европейских выборов могут закрепить раскол в Европе и снижение влияния ЕС в международной геополитике, включая и Среднюю Азию.

По мнению эксперта Центра Евразийских Исследований им. Гейдара Алиева при университете Ибн Халдун (Стамбул) Эльданиза Гусейнова, после выборов подход ЕС к Средней Азии «станет еще более фрагментированным», и, как утверждает Politico, «острие будет направлено на сдерживание экспансии Китая, влияния России и на растущее желание стран Средней Азии сотрудничать с ЕС».

Речь в первую очередь идет о стремлении к созданию торговых и энергетических коридоров, соединяющих Европу и Азию, минуя Россию. Но это в теории. На практике, несмотря на усилия ЕС по укреплению экономических связей, торговый сценарий внутри самого Европейского союза и ранее сталкивался с немалыми трудностями.

Как сообщает Euronews Business *, экспорт ЕС из стран региона сокращается третий квартал подряд, в то время как импорт столкнулся с падением четвертый квартал подряд. Но такой тренд еще раз подчеркивает важность открытия рынка стран Средней Азии для ЕС, так как рынок в России для него закрылся.

Причем несмотря на то, что традиционно в экономических программах правых партии ЕС присутствуют элементы экономического протекционизма, страны Средней Азии под эту категорию не попадают, что может толкать страны региона к более широкому геополитическому маневрированию, к проявлению большей собственной инициативности, как это делает уже сейчас Казахстан.

В мае этого года Азербайджан, Казахстан и Узбекистан подписали Меморандум об объединении энергосистем трех стран. Согласно документу, страны изучат возможности соединения энергосистем путем прокладки высоковольтного кабеля по дну Каспийского моря и на территории других стран с выходом на страны Европы.

Недавно прошла третья встреча министров иностранных дел стран Средней Азии и Италии, которая через компанию ENI активно инвестирует в добычу нефти и газа в Казахстане и Туркменистане.

Венгрия и Словакия уже давно позиционируют себя в качестве связующего звена между ЕС и регионом.

Но есть и другой сценарий, согласно которому Европа будет исчезать как единый геополитический центр, а Средняя Азия выпадать из «лиги большой политики» — и там начнется процесс дезападнизации своими собственными силами. Или западные партнеры потребуют определиться: кто с кем и когда пойдет дальше, и тогда усидеть на двух или трех стульях будет несложно, что мы уже видим по Восточной Европе, где американцы требуют от своих партнеров, чтобы они определялись по отношению к Китаю и его инвестициям. А Китай — это значительная часть инвестиций Средней Азии и значительная часть инвестиций Восточной Европы.

С другой стороны, Китай должен обеспечить через Среднюю Азию так называемые магистрали в ЕС, потому что США своим AUKUS пытаются закрыть ему морскую составляющую. Для него точки входа — в основном, Казахстан, дальше — Средняя Азия, выход на Каспийское море, дальше трансмодальными перевозками.

Либо уход в Россию, либо перевоз через Каспий. Дальше Закавказье. Обычно это магистраль Азербайджан — Грузия с выходом в Европу. Но в условиях растущего противостояния Запад-Китай и этот маршрут может быть перерезан в случае дестабилизации в регионе.

У стран Средней Азии очень сложные отношения друг с другом: противостояние между Таджикистаном и Киргизией, напряженности Узбекистана с Таджикистаном. Там заложены некоторые конфликты, они могут вспыхнуть. Поэтому для Китая важно сохранить ЕС как партнера-потребителя и транзитные возможности Средней Азии, через систему нескольких коммуникационных модулей.

Что касается США, то они могут терять интерес к Средней Азии и будут сосредоточиваться на Китае, а в Средней Азии «рубить Пекин». Это все прекрасно видят и понимают в регионе, осознавая необходимость в альянсе с Россией.

Но пока впереди у ЕС и Средней Азии первый полноценный саммит, который должен пройти в Узбекистане в 2024 году. Он внесет в ситуацию определенную ясность.

* Заблокирован в РФ


Источник

Новости по теме

Подождите, идет обработка запроса